Инкубатор гопоты

Мослитр
Медаль
Москва
1 день назад
Социалистический инкубатор гопоты. Часть 1.

По многочисленным просьбам трудящихся продолжаю выкладывать расследование криминала в СССР, сделанное талантливым блогером Павлом Гладковым, он же hueviebin1.


Нам с вами выдалось жить в интересное и животрепещущее время, ведь прямо на наших глазах происходит формирование нового религиозного учения со своими святыми и мучениками, со своим сводом моральных норм и типов поведения; со своей системой взглядов и непререкаемых догм. Секта свидетелей СССР, неуклонно ожидающих второго пришествия Джугашвили. Я думаю, что многие из вас хотя бы поверхностно знакомы с библейскими писаниями, и если вы проведете параллели между верующими в Иисуса и верующими в Сталина, то уверяю, что будете поражены тем, сколь много между ними, как и подобает религиозным течениям, общего. Вначале была не жизнь, а рай — повсюду цвели райские цветы и пели райские птицы, а прямо с веток деревьев можно было срывать сочные фрукты и утолять жажду. Но однажды коварный змей-искуситель обманул доверчивую Еву, уговорив сорвать запретный плод — так в наш мир пришло зло. Если в этой истории заменить сады на ракеты, райские фрукты на пломбир по 30 копеек и колбасу по 2.50, а змея-искусителя на Горбачева, то как раз получится современный, проапгрейденый вариант священного писания Свидетелей СССР: вначале был рай. Повсюду стояли ракеты, прогуливаясь вдоль которых, советский человек ел «тот самый» вкусный пломбир, на ходу закусывая «той самой» колбасой по 2.20. Но однажды коварный Горбачев обманул доверчивый народ, уговорив сорвать запретный плод империализма — так в наш мир пришло зло: Горбачев из вредности запретил есть тот самый пломбир и производить ту самую колбасу. С тех пор у нас и производят не тот пломбир с не той колбасой. Но согласно священным писаниям, однажды состоится второе пришествие Сталина, у которого в одной руке будет тот самый пломбир, а в другой — та самая колбаса, и он накормит ими людей, прямо как Иисус в свое время тремя рыбами и семью хлебами. И в тот момент, когда по улицааааааам истомной патокой польется его сладкая речь «Расстрэлиать!», подобно Фениксу из пепла, возродится СССР 2.0! Чем-то это мне напоминает исламистов, которые также ждут возвращения пророка, который для них создаст халифат 2.0.

Радует лишь то, что пока что шутки над сталинистами не попадают под статью об оскорблении чувств верующих. А шутить, как вы понимаете, есть над чем — благо, слепая вера сектанта всегда оставляет широкий коридор для юмористического маневра. Поэтому сегодня, вооружившись циничным оскалом капитализма, мы продолжим разбирать один из основных постулатов зарождающегося религиозного учения, удивляющих нас дерзостью формулировок: «Преступности в СССР не было»... Ну, а если и была, то не шла ни в какое сравнение с сегодняшней. В прошлой части мы пришли к убедительному выводу о том, что коррупция при Сталине была, да такая, что Единая Россия, оглядываясь на те времена, может лишь завистливо сглотнуть остаток слюны; бандитские разборки тоже были, просто в кругах чекистов, и назывались борьбой со шпионами. Теперь пришло время поговорить о более низкоранговой преступности, а именно, об улично-уркаганской. Благо, почва для этого имеется благодатная — ведь именно в СССР зародился уродливый мутант воровской субкультуры, и именно в нем разросся до немыслимых масштабов, поглотив почти все сферы общественной деятельности и даже породив целое музыкальное направление, известное как «русский шансон».

В одном из прошлых материалов мы поднимали тему железнодорожных крушений в СССР — дескать, в те годы ездить поездами было во сто крат опаснее, чем сегодня. Но дело здесь не только в зашкаливающей за все нормы аварийности советской железной дороги, а еще и в ее повышенной криминализации. Олдфаги, вероятно, вспомнят одну пикантную деталь своего детства и молодости: мамки и жены в те годы, куда-либо отправляя детей/мужей, имели обыкновение заворачивать деньги в носовой платочек, который потом вшивался в карман брюк или даже прямиком в трусы. Столь причудливая процедура была так широко распространена в обществе, что нашла свое отражение в советском же кинематографе. Например, подобную сценку мы можем наблюдать в культовом советском фильме «Любовь и голуби». И отчего-то мне кажется, что придумана столь хитроумная разработка была отнюдь не из-за витающего в воздухе чувства всеобщей безопасности и защищенности.

Просто на советской железной дороге были очень развиты как разбои (жертву напаивали соседи по плацкарту, как правило, карточные шулеры, полностью ее обували, после чего ночью выталкивали из двери тамбура в сугроб на полном ходу поезда), так и просто грабежи: глубокой ночью на промежуточной станции в поезд садился человек (зачастую несколько членов преступной группы), шел по вагонам, собирая в сумку все, что плохо лежало, после чего на следующей станции выходил. Наиболее часто в результате таких рейдов пассажиры оставались без обуви и, закаляя свой суровый пролетарский иммунитет не менее суровыми сибирскими морозами, топали по приезде розовыми пятками по желтому и местами белому снегу светлого мира победившего социализма. Во-многом притоку маргиналов на железную дорогу способствовала дешевизна билетов в СССР.

Попробуй вспомнить, когда ты в наши дни в последний раз видел, чтобы кому-то в трусы зашивали платочек с деньгами. А причиной тому как раз то, что сегодня воровства и разбоя не в пример меньше. В те годы для того, чтобы лишиться имущества и здоровья, достаточно было просто дать неправильный ответ на вопрос «ты с какого района, хлопец?». Столь увлекательная викторина в СССР по рейтингам могла дать фору телепередаче «Что? Где? Когда?», нося пандемийный характер в период 50-80-х годов, после чего к 90-м годам стремительно пошла на убыль (поскольку основное ядро уличных банд в ногу со временем переквалифицировалось на организованную преступность), полностью растворившись в истории окраинных подворееееееотен к первой половине нулевых. Например, я в 90-е время от времени слышал такой вопрос в свой адрес, но это уже было инициативой отдельной гопоты, не представляющей собой сколь-либо серьезной силы, а сам вопрос уже носил скорее формальный характер, как дань уважения былым временам. Мы с пацанами, например, раза три в 90-х убегали от толпы местной гопоты, которая предъявляла за район, один раз у меня отобрали деньги и еще несколько раз в ответ на вопрос «ты с какого района?» не знали, что делать дальше, что говорило о стремительном вырождении этой красивой народной традиции.

Помимо исхода управленческого центра молодежной гопоты в большой криминал, вырождение традиции объясняется и закономерной эволюцией уличного хулиганства: с приходом 90-х в стране буйным цветом зацвели новомодные субкультурные движения, привязанные к стилям в музыке. Так произошло перераспределение принципов уличной преступности с объединений по территориальному признаку на объединения по признаку музыкальному: люберцы устраивали побоищааааааа с металлистами, скинхеды — с рэперами, а классическая фраза «ты с какого района» в моду со временем трансформировалась в «поясни за шмот». И, как сам помню, появиться в вечернее время на промышленной окраине в майке с названием неправильной группы, как правило, означало серьезное наживание проблем.

Но, по сути, в 90-е все эти разборки уже носили слишком мелкий, я бы даже сказал, какой-то детский характер. К 90-м произошло тотальное вырождение всех общественных институтов, и хулиганство точно так же стало жалкой пародией на само себя 30-40-летней давности. Иных уж нет, а те далече, как Пушкин некогда сказал. От хулиганов, контролировавших целые города, державших в реальном страхе всю милицию, терроризировавших общество, устраивавших «карательные» пробеги с забиванием насмерть каждого встречного, остались лишь дети, потолок которых ограничивался пояснением «за шмот».

Для того, чтобы понять, сколь сильно разнились масштабы хулиганства в СССР, при Ельцине и при Путине, предлагаю завести нашу виртуальную машину времени на полные обороты и отправиться на 70 лет назад, в 50-е годы, и посмотреть, как с хулиганством дело обстояло тогда. Вот вы когда-нибудь слышали о том, что обыкновенные уроки, собравшись толпой в тысячу человек, пошли громить полицейские участки? Я такого не припомню ни при Путине, ни при Ельцине. А вот в СССР такое было часто — уличной шпаны там было столько, что при задержании милицией своего товарища она в кратчайшие сроки могла мобылизовать свои силы количеством до тысячи человек, после чего в качестве демонстративного акта возмездия пойти громить все окрестные отделения милиции.

Особенностью молодежного хулиганства в те годы был его групповой, криминально-организованный характер, благодаря которому сплоченные группировки подростков, связанные «блатной» круговой порукой и часто находившиеся под контролем опытных уголовников, способны были стать дрожжами крупных массовых беспорядков. Более того, отдельные советские города промышленного значения (такие как Кемерово, Магнитогорск, почти весь Донбасс и т.д. и т.п.) периодически полностью контролировались не милицией, а уличными хулиганскими группировками, у которой с милицией порой происходили настоящие войны.

В качестве примера возьмем хулиганский террор и войны с милицией в Магнитогорске 55-56 годов. Челябинская область (в которой и располагается Магнитогорск) — само по себе место крайне специфическое, являющее символ неблогоустроенности даже по тем временам: один из самых грязных и вредных для здоровья (во всех смыслах) промышленных городов как СССР, так и России. По этой причине мало кто мог похвастать социалистической мечтой о поездке в Челябинск на строительство светлого будущего. А в Магнитогорск, который даже не был административным центром, ехать въебывать на заводах желающих не было и подавно. Если в эти районы и попадали нормальные люди, скажем, по распределению, то делали все, чтобы закрепиться в Челябинске, в то время как в Магнитогорске оседали либо маргинальные элементы, либо принудительные переселенцы.

В начале 30-х годов во многие крестьянские дома крестьян Татарстана и Казахстана ворвалась благая весть: они вытянули счасливый билет в увлекательной лотерее регулярно проводимой Иосифом Виссарионовичем Сталиным. ""Крутите барабан" - подозрительно улыбаясь из под усов произнес Вождь Народов. ""Сектор спецпоселение на барабане! Собирайте вещи!". Да, им выпала честь заложить первый социалистический кирпичик в фундамент магнитогорского металлургического завода, чтоб он вырос большой-прибольшой, да заслонил своей статью солнце в небе над загнивающей Америкой. Не успели крестьяне толком осознать всю глубину счастья обрушившегося в одночасье на их сутулые трудовые плечи, как за дверьми их уже поджидал транспорт, да не такси какое, а целый вагон. Иосиф Виссарионович знал толк в клиент ориентирование.

Таким образом, помимо уголовников, в Магнитогорск товарными вагонами стали доставлять целые крестьянские семьи из соседних регионов: коммунисты просто брали с фермы в Татарстане крестьянина со всей его семьей, загружали в товарный вагон и отправляли в Магнитогорск, где он и его семья были вынуждены работать и жить в поселке, окруженном колючей проволокой. Именно принудительный труд этих так называемых спецпереселенцев сделал возможным рекордно быстрое строительство заводов. Жили такие переселенцы в палатках и ветхих бараках посреди холодной, продуваемой всеми ветрами степи, у подножия зловещей Магнитной горы. Это было такое массивное скопление железной руды, что компасы поблизости от горы показывали совсем не туда, куда предполагалось по их целевому использованию, а птицы предпочитали облетать ее за несколько километров. Бараки были с земляным полом, без элементарных удобств, о какой-либо медицинской помощи в городе не приходилось даже говорить. Между горой и неглубокой речкой Урал рабочие возводили жемчужину первой сталинской пятилетки, Магнитогорский металлургический комбинат — один из крупнейших металлургических заводов в мире.

Криминогенный потенциал региона усиливался и его географическим расположением — с одной стороны от города располагался Татарстан, с другой — Казахстан и в особенности Кустанай (ныне Кустанай), в который Сталин любил формлять увлекательные турпутешесвия для целых народов, что способсвовало укреплению Кустаная в статусе криминального оплота Казахстана, а Татарстан сам по себе являл оплот понятий и хулиганства во все времена. Мало того, что Магнитогорск был перенасыщен людьми с криминальным прошлым и озлобленными крестьянами, которых принудительно туда пригнали, так еще и располагался аккурат посередке меж двумя оплотами криминала тех лет, являя собой своеобразный перевалочный пункт, и более того — многие из его жителей находились в тесной связи с казанскими и с кустанайскими, имея корни из этих городов.

Таким образом, у Магнитогорска не было ни шанса не стать одним из центров советской гопоты, и он этим шансом не преминул воспользоваться. Шли годы, у переселенцев 30-х годов в этих условиях подрастали дети, как образовательный, так и культурный уровень которых в большинстве своем оставлял желать лучшего, если не сказать, что отсутствовал вовсе. Ибо рабочим для пахоты за станком образование требовалось лишь в объеме, достаточном для умения обращения со станком. К началу 50-х годов в Магнитогорске было 15 строительных школ, ремесленных и технических училищ, в которых обучалось более 5 тыс. подростков. Все эти учебные заведения, заполненные «трудными подростками», страдали обычными для таких заведений болезнями: низкая дисциплина; плохое преподавание, хулиганство, а по сути, являлись не учебными заведениями, а хулиганскими общаками, объединенными в одно ядро. Смотрели фильм с Джеймсом Белуши «Директор школы»? Как-то так это и выглядело, только носило куда более масштабный характер, ибо в фильме речь шла об одной школе, там же в общую криминогенную цепочку были объединены почти все учебные заведения.

Понятия крепли, подобно обороне Советского строя, и к 55 году грянул гром. К этому времени город был четко разделен на милицейский и подростково-хулиганский. Два этих мира существовали в непересекающихся плоскостях: у хулиганов были свои порядки и территории, у милиции — свои. Никто никого не трогал, и всем было счастье. Милиция, откровенно подссыкающая гопоты, нашла удобный компромисс: она закрывала глаза на постоянные драки и уголовные выходки молодежи по принципу «делайте, что хотите, в своих районах». Взамен требовала не вторгаться со своими порядками в более образцовые кварталы. Это привело к формированию закрытой криминальной общности целыми районами, живущей по своим законам и правилам; общности, не терпящей никакого вмешательства извне.

Начиная с весны 1955 года, на окраине города была организована стихийная уличная дискотека, традиционно заканчивающаяся масштабными пьяными побоищами, драками и поножовщиной. Освещенная асфальтированная улица, выбранная под это место хулиганами, выходила за их обозначенную территорию, что приносило немало неудобств как местным жителям, так и социалистической собственности, которую в ходе попоек нещадно громили (фонари, витрины и т.д.). Милиция выразила в связи с этим ноту протеста, и по общей договоренности хулиганам пришлось перебраться на темный пустырь рядом с мусорной свалкой. Это был последний раз, когда двум противоборствующим мирам удалось достичь консенсуса.

Уже совсем скоро, 27 апреля 1955 г. во время очередных танцев милицейский патруль, состоявший из двух новичков, не осведомленных о правилах взаимодействия милиции с хулиганами, вмешался в очередную драку и задержал несколько хулиганов. Обиженная вмешательством в свои «внутренние дела», банда напала на милиционеров и им, вместе с задержанными, пришлось скрыться за дверьми ближайшего общежития. Молодежь начала ломиться в двери и требовать освобождения товарищей. Выйдя на улицу, один из милиционеров предложил толпе разойтись. В ответ раздалась матерная ругань, затем на стража порядка обрушился град камней и бутылок. Чтобы сдержать разбушевавшихся подростков, сотрудник милиции два раза выстрелил в воздух из пистолета. Едва он вернулся в помещение, как опять начался стук в двери, а в окна снова полетели камни.

Милиция начала стягивать к общежитию свои силы. Подъехало еще несколько нарядов. Чтобы разрядить обстановку, одного из задержанных отпустили. Двух других повели в отделение милиции. Одна группа милиционеров пошла с задержанными, другая двинулась к пустырю, дабы взять под наблюдение тусующуюся там молодежь. По дороге на нее напали несколько сот молодых людей и стали забрасывать камнями. Милиция ответила выстрелами в воздух. Обороняясь, милиционеры ранили одного из нападавших в тот момент, когда он готовился бросить камень. Первый раз на этом и закончился, а случай замяли, для того, чтобы спустя 50 лет пьяный ватник тебе доказывал, что в СССР не было преступности, «не то что щас».

Первая битва ментов с гопотой может и закончилась, а вот война с этого инцидента как раз и началась. На протяжении весны-начала лета отношения милиции и хулиганов продолжали обостряться и 13 июня 1955 г. выплеснулись в новые бои. Встретив ночной патруль (около 12 часов ночи), неизвестный гопарь сбил с одного из милиционеров фуражку. Возник конфликт, на который подтянулась большая группа ремесленников (около 100 чел.) и начала забрасывать милиционеров камнями. В ответ раздалось два выстрела. Один учащийся был ранен в ногу.

Услышав выстрелы и узнав о ранении товарища, толпа учащихся ФЗУ (еще около 300 чел.) бросилась к отделению милиции и потребовала освобождения задержанного. Уговоры сотрудников милиции не помогли. Посыпался град камней. Здание подверглось штурму — в него полетели камни, бутылки, в округе были перебиты все милицейские машины. Почувствовавшая свою силу, гопота, войдя во вкус, уже не требовала выдачи своего товарища — она требовала выдачи для расправы «милиционера в белой гимнастерке» — одного из участников столкновения. Штурм продолжался, со стороны милиционеров раздалось 12 выстрелов в воздух. Стрелковая подготовка милиции тоже хромала на обе ноги, ввиду чего некоторые милиционеры в воздух не попали. Так появились первые раненые.

Рассеять толпу удалось только силами приехавшей армии, которая пустила предупредительные автоматные очереди. Ремесленники затаили обиду. Милиция готовилась к новым столкновениям. Конфликт перестал быть обезличенным. Но самое главное — хулиганский террор не прекращался, а власти, кажется, не знали, что делать. 12 октября произошло новое столкновение с милицией. Все на той же танцевальной площадке был задержан ремесленник, подозреваемый в избиении неизвестного прохожего. В ответ толпа учащихся ФЗУ (около 40 чел.) напала на сотрудников милиции с камнями, требуя, по обыкновению, освобождения задержанного. Отбиваясь, милиционеры без колебаний выстрелили вверх. И все же задержанному удалось уйти от работников милиции. Вместо него в отделение милиции повели одного из участников «освобождения». Тут же собралось около 100 учащихся. Снова требовали освобождения. Снова бросали камни — в окна отделения милиции и в квартираааы мирных обывателей. Снова разбыли вывеску отделения. В этот раз погром не ограничился лишь одними полицейскими участками. Начали громить все, что попадалось под руку. К месту пришлось стягивать все милицейские силы города, чтобы спасти сотрудников от линчевания. При усмирении хулиганов было произведено 117 выстрелов.

Масштабы побоищ становились все грандиознее, и слухи о том, что в Магнитогорске власть в городе перешла в руки хулиганов, вскоре дошли до Москвы. В ходе столичного расследования силами ЦК ВЛКСМ и Прокуратуры СССР было выяснено, что город буквально оккупирован хулиганами. С 1954 по 1956 г. число «хулиганских проявлений» увеличилось почти в два раза. Схожие явления наблюдались в Кемерово, Славянске, Горловке — в общем, в большинстве городов суровой промышленности.

Например, в январе тех же лет произошло побоище между милицией и хулиганами Новороссийска. Толпа из 1000 гопников забросала отделение милиции камнями, ворвалась внутрь и жестоко избила сотрудников, напала на здание Госбанка и, более того, войдя в раж, попыталась захватить почту. В город пришлось вводить армию. Количество жертв неизвестно. Подобные бои (правда, не собиравшие более ста человек) проходили даже в Ленинграде. Именно в этих боях и ковались поколения тех, чьи дети продолжат славное дело отцов в 90-х.

Но и в соседствующих с Магнитогорском регионах дела были не лучше, а порой даже хуже — наиболее людоедские формы хулиганство приняло, например, в Казани, где стала популярной такая забава как «пробеги», когда с целью устрашения города многочисленная толпа хулиганов устраивала по улице пробежки, избивая (а порой и убивая) каждого встречного. Впоследствии сформировавшаяся в Казани аномально жестокая уличная преступность получит название «казанский феномен», дикость которого пытались объяснить многие специалисты. Хоть хулиганизация в СССР и была широко представлена, но игра с подсаживанием на перо первого встречного была чем-то новым и необъяснимым. Если в том же Магнитогорске преступная деятельность гопоты определялась жаждой наживы и сводилась к банальному гоп-стопу, то в Казани стала преобладать ничем не мотивированная жажда убийства. И да, эта особенность была лишена этнического окраса, потому как татарские боевики действовали бок о бок со славянскими, а если ориентироваться по фоткам тех лет — славянские даже преобладали. Вот как описывал один из таких «пробегов» один из очевидцев:

«Мы вернулись с "Зарницы" на территории танкового училища. В школу зашли, пошли помыть руки. И вдруг видим — женщина забегает и мечется, спрашивает, откуда можно позвонить в скорую. Мы сказали, что телефон только в кабинете директора. Спросили, что случилось. Она сказала, что мужа (или мужчину, мы не совсем поняли) из были какие-то. У нее одежда была в крови. Она подбежала к крану ополоснуть руки и побежала звонить. А мы спокойно ушли домой, не предполагая, что на улице массовое убийство происходит. Вообще, тогда говорили, что танкодромовские ходят с досками, набитыми гвоздями, и бьют, кто навстречу попадется. И еще арматурой копилки делают. В 79 году с собакой еле ноги унесли — подъехал ПАЗик и оттуда вышли подростки с арматурами и стали искать хоть кого, кто подвернется и можно будет треснуть по голове, проломив отверстие в черепе. А еще они 30 апреля искололи ножами и арматурами избыли моих соседей, тоже подростков, которые мирно сидели во дворе с девчонками. Девчонок били арматурами по грудям. Все попали в больницы. Ножевые раны — у кого в живот, у кого в спину и ниже спины. И ведь сколько людей сейчас, уже повзрослевших, живут с этой болью, боясь даже своих страшных воспоминаний. Девчонок, просто проходящих мимо по улице, утаскивали на «субботники» в подвалы, в толпу гопников.... И никому дела не было. Гопницы душили убивали девочек, чтобы отобрать модные тогда мохеровые шарфы. Все про эти ужасы молчат, будто и не было этого. А те гопники и гопницы среди нас.... Солидные и нахальные...»

Первый набег произошел в 1967 году. Тогда арские хулиганы напали на сельхозтехникум в селе Урняк. Подъехали на автобусе и избивали всех, кто попадался под руку. Известно (не из официальных данных, а по рассказам самой гопоты, официально же ничего этого не было), что в нападении принимали участие некие Витя «Пан» Панов и Хакс. Пан в начале 80-х был осужден за убийство милиционера, после чего его в тюрьме забили насмерть (предположительно сами милиционеры в качестве мести). Хакс также в 80-х погиб, провалившись в открытый люк.

А началось все так же, как и в Люберцах — с первой подпольной качалочки. Вернее, качалочка была потом, а сперва был завод «Теплоконтроль», для работы на котором в район привезли рабочих. До приезда рабочих это место уже было обжито уголовниками и рецидивистами — их здесь обустраивали жить после отсидки и «исправления». Очень мудрое решение советской власти — взять всех уголовников и разместить в одном районе. Чтобы они сбились в кучу. Мудрее ничего придумать просто невозможно. К недружелюбным уголовникам скоро привезли рабочих, которые также особой сентиментальностью не отличались, но все-таки по воровским понятиям не жили. Так произошел конфликт интересов и мировоззрений, а с ним и битва за место под солнцем. Поскольку АУЕшная кодла предпочитала жить в своем мире, не терпящем посторонних, разместившимся в районе рабочим был гарантирован теплый прием. Дети рабочих в буквальном смысле боялись показываться на улице, ибо, невзирая на возраст, их там нещадно пиздили. И тогда они, сплотившись по социальному признаку, ушли в подвалы, но лишь для того, чтобы через годы вернуться и отомстить.

Чрезмерный прессинг местной антисоциальной гопотой сформировал в детях рабочих (которые, поворюсь, сами были те еще персонажи) потребность в полном отрицалове воровского уклада жизни, а сами они стали их аниподами: если первые пили, как не в себя, курили и вели абсолютно маргинальный образ жизни, то вторые, наоборот, полностью отказались от спиртного и вредных привычек, провозгласив главной своей ценностью ЗОЖ.

Однажды эти спортивно настроенные ребята из рабочего городка завода «Теплоконтороль» решили сделать спортивный зал в одном из подвалов 5-этажной хрущевки. Подвалы этих хрущевок были просто пустотой в фундаменте домов, где прокладывали трубы и канализацию, чтобы любой слесарь мог заменить или отремонтировать трубу. Подвалы были с земляным полом и очень низкими потолками, где человек мог пройти, только согнувшись пополам.

Но ребят это не остановило, и они убрали часть земли и стали углублять подвал, благодаря чему скоро в нем уже можно было стоять в полный рост. В этом месте появилась первая в СССР подпольная качалочка, несколько опередив Люберцы. Из утюгов и прочих металлических приспособлений сделали спортивный инвентарь, а помимо качалки стали практиковать в подвале еще и занятия боксом. Это были первые шаги явления, которое в последствии получит название «Казанский феномен».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 18 декабря 2023 в 09:43, Мослитр: причина не указана)
Старческий маразм - это когда человеку не только есть что сказать по любому вопросу, но к тому же он обязательно сообщит свое мнение собеседнику, даже если это придется сделать с применением силы!
Мослитр
Медаль
Москва
1 день назад
Социалистический инкубатор гопоты. Часть 2.

Продолжение, начало здесь

Создателями первой советской качалки в начале 60-х стали Сергей Антипов, некие братья Новиковы, некто Даньшин, Степнин и Жора Сауленко. Последний, невзирая на многочисленные судимости и почтенный возраст, жив и по сей день — можете с ним познакомиться на его страничке «вконтакте» по адресу https://vk.com/saulenko2000

Антипов, являвшийся первоклассным боксером, стал для рабочей молодежи притягивающим центром и образцом для подражания, ведь он умел творить диво-дивное — вырубать с одного удара — навык, значимость которого для уличных разборок трудно переоценить. По тем временам бокс для молодежи из социальных низов являлся совершенно невиданным явлением, а вырубание одним ударом вовсе казалось волшебством. Так что к Антипову потянулись массы обиженной пролетарской молодежи. Впрочем, принимали в подпольную качалку не каждого, а лишь самых крепких - каждый новичок проходил обряд посвящения. Обряд был незамысловатоо, как и весь быт гопоты - тебя били по ебалу. Если выстоял - значит наш! Милости прошу к нашему шалашу!

Сбившись в общность на почве интереса к спорту, уже очень скоро ребята окрепли мускулом да навыком ведения уличного боя, и вылезли из подвалов, чтобы показать местным уркам, кто теперь в доме настоящий хозяин; пред кем теперь надобно расступаться, подобно Красному морю перед жидами. На тот период сформировавшаяся группировка представляла собой нечто наподобие боевого комсомольского отряда, призванного навести порядок в районе и очистить его от АУЕшной нечисти, а ее боевики воспринимались многими как Робины Гуды. Молодым спортсменам не составило большого труда разъебать в пух и прах всю окрестную нечисть. Так этот мир оповестила о своем существовании новая банда с несуразным названием «Тяп-ляп». Невзирая на то, что уже совсем скоро банда прославится в качестве самых главных беспредельщиков и отморозков СССР, и по сей день в тех краях можно встретить немало их поклонников. Чего, впрочем, нельзя сказать о жителях соседствующих районов.

По мере роста членов группировки стало ясно, что микрорайон «Теплоконтроля» стал маловат для такого количества бойцов, желающих применить навыки бокса на своих ровесниках из других концов Казани. И тогда Антип решил подчинить себе весь город. Со временем он подмял под себя молодежь поселков Калиновка, Мирный, Горки, улиц Тукаевская, Павлюхина, Татарстан и других. К середине 70-х годов большая часть молодежных групп Приволжского района Казани считалась филиалами «Тяп-Ляпа». Расширение границ происходило, как правило, через присоединение «авторитетных» дворовых компаний. По свидетельству специалистов, потребовалось всего 2-3 месяца, чтобы дворовая компания превратилась в криминальную шайку. Это включение происходило иногда «мирным» путем, но чаще в результате более или менее длительной «войны», когда улицы сходились «стенка на стенку».

Для того, чтобы хулиганы из других районов охотнее переходили под руководство «Тяп-ляпа», как раз и были придуманы «пробеги». «Тяп-ляповцы» врывались в кафе, в рестораны, в магазины, избивали прохожих средь бела дня. Милиция на все это не реагировала ровным счетом никак. Может быть, потому, что в СССР преступности не было, а может быть... имела в этом свой интерес. По мере роста численности банды ребята быстро смекнули, что можно обкладывать данью граждан, обладавших нетрудовыми доходами. Да, в СССР с этим все было как раз «тяп ляп», однако на безрыбье и рак рыба. Так появилась первая в СССР ОПГ. Группировка обложила данью всех, кто мог иметь нетрудовые доходы: директоров магазинов, рубщиков мяса на рынке, директоров и официантов кафе, разливальщиков пива, молока и кваса, приемщиков стеклотары, официантов, фарцовщиков и спекулянтов на рынке, работников кладбищ и пр. Все перечисленное — обычные виды мелкого предпринимательства, которое в нормальной ситуации государство развивает и собирает налоги. А СССР с феерическим упрямством и тупостью все это давил, способствуя созданию теневой экономики, а с ней и питательную среду для криминала.

Система очковтирательства, которая была сильна в то время, могла покрыть любое преступление, если это нужно было для радужного отчета. И не только правоохранительных органов. Следователь В. Красов рассказывал, что трижды в неделю он бывал в одном высоком кабинете обкома партии. Однажды чуть не лишился своего поста, поскольку его версия не устраивала руководство республики. «У нас нет преступного мира», — говорил ему большой человек из Прокуратуры. Начальству было от чего волноваться: кому же хотелось прославиться на всю страну и лишиться поста? Вскоре вчерашние хулиганы смогли покупать и милиционеров — впрочем, предположительно, не только этим обусловлена удивительная слепота правоохранительных органов. Бытует мнение, будто бы милиция закрывала на все глаза не только потому, что «преступности в СССР нет», и даже получала с ребят свою мзду, но и... активно прикармливала пацанов на пути их становления. В данном разрезе заставляет обратить на себя внимание следующий факт.

8 февраля 1976 года к ДК им. Урицкого подкатили три автобуса ПАЗ, до отказа набитые молодыми людьми. Около 20 человек остались на улице, а около 150 человек ворвались в зал, где проходили танцы. Началось кровавое побоище, «тяп-ляповцы» избивали всех, кто попадался под руку, невзирая на пол жертв. Кто-то пытался покинуть зал через окно, но на улице их ждали. Результат почти двухчасовой «акции»: десятки избитых и искалеченных людей, многие из которых остались инвалидами. После окончания «акции» бандиты спокойно погрузились в автобусы и уехали. По официальной версии, милиция к полю брани так и не добралась, что странно. Конечно же, всем известна вопиющая оперативность милиции, но чтоб не добраться за два часа?

Но есть и неофициальная версия, и она еще интереснее. Согласно ей, милиция таки приехала в тот момент, когда ребята, сделав свое дело, уже погружались в автобусы, и бросилась в погоню. Ну как в погоню… По рассказам очевидцев, милицейские машины просто поехали рядом с автобусами, и процесс сей напоминал больше сопровождение, чем погоню.

Так вот на протяжении десятилетия многочисленные группы молодежи гоняли по городу на пазиках и всех пиздили, оставаясь совершенно незамеченными? Бытует мнение, что отдельные лидеры группировки были тесно связаны с КГБ, и на первых порах органы им покровительствовали, пока ребята не вышли из-под контроля. Когда у органов связаны руки в отношении какого-либо явления, они часто прибегают к помощи криминалитета, чтобы сделать всю грязную работу чужими руками и при этом не замарать мундир. С самого начала 50-х милиция сгоняла автобусы гопоты для разгона, предположим, диссидентов. Эту схему я подробно расписывал в статье про историю садистских стишков — в ДК проводится какой-нибудь съезд антисоветски настроенных писателей. Милиция не может их разогнать силой, чтобы не выглядеть в лице общественности (в особенности западной — в СССР-то все скрывалось, а вот на Запад информация поступала с завидной оперативностью) карательным органом. Но это могут сделать гопники, которые под видом народного негодования западной скверной разнесут все в пух и прах. Этот метод активно применяется и по сей день. Собственно, люберцы взращивались под эти цели именно милицией, и именно по заказу милиции они получили свое первое боевое крещение на Пушкинской площади, когда, представившись возмущенным народом, жестоко избили протестующих диссидентов, и именно милиция им организовывала автобусы и всю логистику при передвижении.

«Тяп ляп» формировалось, по сути, по точно такому же принципу, как люберцы, и цели у них были аналогичными — поддержание порядка, здоровый образ жизни и т.д. Но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. КГБ не мог не знать о формировании такого нового для СССР явления, ибо накаченная непьющая молодежь слишком уж сильно в 70-е выделялась из толпы. В то время в целых районах царили сугубо гопнический быт и понятия, и поделать ничего с таким наплывом уголовной лагерщины милиция не могла просто физически. И тут из подвала вылезают патриотически настроенные граждане, которые еще и свое пристрастие к качалкам объясняют подготовкой к армейской дисциплине — ну просто образцы для подражания. И вот они своей целью обозначают наведение порядка в районе (что не под силу милиции ввиду разницы методологии) путем использования грубой физической силы. И буквально забивают под шконарь всю воровскую нечисть, да так, что она из под него даже пикнуть боится. Милиция, видя это, идет к ним на контакт и заключает негласный договор: «мы закрываем глаза на все ваши косяки и разборки, но вы наводите на районе порядок и контролируете его поддержание методом грубого физического выбивания мозгов из уголовно-воровской пьяни». Насчет Казани — это лишь предположение, но вот в Люберцах дело обстояло именно так, с той лишь разницей, что люберцы помогали ментам зачищать не АУЕ, а неформалов с диссидентами.

Параллельно на этой почве происходило сращивание правоохранительных органов с взрослеющими хулиганами, и тогда менты их уже подписывали под свои акции во внутренних войнах или же просто помогали им вершить дела взамен на помощь, поддержку и разного рода услуги. Это вполне объясняет причины, по которым перед побоищами на танцплощадках милиция загадочным образом не видела рассекающие по городу автобусы с сотнями отмороженных боевиков, а после, вместо того, чтобы гнаться за ними, сопровождала их. Первые помогали вторым и покрывали их, а вторые — первым. Отличный симбиоз. Но взращенные КГБ бандиты, почувствовав силу и полнейшую безнаказанность, в конечном счете выходили из-под контроля и уже начинали диктовать свои условия. Тот типичный франкенштейновский случай, когда уродливое дитя пожирает своего создателя. Так было и с люберцами, которые, крепко встав на ноги, стали отстреливать взрастивших их ментов, так, вероятно, было и с «Тяп ляпом», когда степень их отмороженности достигла критических отметок откровенного маразма.

Но Казань была уникальна не только в этом. Непонятным образом случилось так, что в криминальном мире Казани, невзирая на ее многонациональность, напрочь отсутствовали любые формы национализма. Как в таком котле удалось избежать данного порока является загадкой даже для меня. Более того, у местной гопоты попрекание национальностью считалось зашкваром, а три ключевые фигуры тяп-ляпа, с которых вся движуха и обрела путевку в жизнь, были представлены сразу тремя национальностями: русский, еврей и татарин. Чего нельзя сказать о других многонациональных регионах страны, где общая криминогенная обстановка усложнялась еще и за счет межнациональных противоречий. Например, Улан Удэ.

Вот что об этом вспоминал участник группировок Улан Удэ Алдар Бадмаев:

"""Моя мама, выпускница первого потока СТИ, вспоминала, что проживая в общежитии тогда еще БСХИ на Гагарина, студенты часто становились жертвами разбойных нападений местной шишковской шпаны. Грабежи носили настолько массовый характер, что милиция не могла справиться с их потоком. Тогда власти пошли на крайние меры. Из студентов сформировали группы, которые с одним милиционером устраивали засады в опасных местах. Ловили всех местных молодых людей подряд. Если при них находили оружие, то их били и сдавали в милицию. Если орудия не было, то просто били и отпускали.

Только после этого грабежи пошли на спад. Тем не менее, общая криминогенная ситуация сохранялась даже спустя десятилетие после этого. Это я уже хорошо знаю, поскольку мой отец работал в милиции на руководящих должностях в 60-70-ые годы – до своей гибели.

Отдельную проблему составляли нападки на национальной почве. Ежедневно можно было нарваться на оскорбления на почве бытового шовинизма, как от взрослых, так и от детей. Это я уже помню с детского сада, когда приходилось порой с кулаками доказывать, что у тебя штаны не горят (прим. от hueviebin: судя по всему речь идет о стишке "Бурят-бурят - штаны горят. Рубаха сохнет, сам он сдохнет!" - русские переселенцы с самых малых лет травили их такими стишками, ибо в СССР, сами знаете - шовинизма не было). И это при том, что со стороны воспитателей, учителей и властей всех уровней велась интенсивная и весьма эффективная интернациональная работа, а во всех СМИ царил культ дружбы всех народов.

Улица, которая была нашей средой обитания, были ареной постоянных столкновений между шайками молодежи, живших по «понятиям» или по АУЕ и обычными подростками. Поначалу, в Улан-Удэ все происходило как везде. Школьников подкарауливали местная шпана, отбирала деньги на еду. Порой школьников били. Практически каждый, кто рос в 60-70-ые годы в Улан-Удэ, знает, как это было.

Отчасти виной была различие социальных групп, откуда происходили подростки. Как правило, шпана формировалась из детей рабочих, лиц с невысоким образовательным и культурным уровнем. Они видели в хорошо одетых ровесниках из центральных школ своих оппонентов и стремились уравновесить положение силовыми методами. Культура «синих» (АУЕ) с их противопоставлением Системе им вполне подходила.

Кто-то из подростков просто терпел насилие, кто-то вливался в «синие» банды. Но кое-кто уперся и начал объединяться в подростковые союзы. Среди бурят, выходцев из села во втором поколении, был популярен спорт – борьба и бокс. Практически все мои ровесники тренировались, плюс еще подпольное карате. Именно они, физически превосходившие многих сверстников, составили костяк будущих молодежных группировок Улан-Удэ.

Крупные группировки могли вывести сотни бойцов. При этом их отличие от блатных банд заключалось в том, что помимо лучшей индивидуальной подготовке бойцов, вся группировка представляла собой некий орден, с четким порядком и дисциплиной. Если «чавы» могли выставить на одно побоище 200-300 разнородных бойцов, то уже на другой день их ряды могли очень сильно поредеть. У нас же пропуск по неуважительным причинам был просто невозможен.

Даже в сельской местности знали, что город поделен на зоны влияния и лучше не нарываться на неприятности"

Непосредственно "Тяп-ляп" нашла свой финал 31 августа 1978 года, когда ребята учудили такой пробег, что милиция уже просто не могла закрывать глаза на происходящее. Разъяренная толпа гопников была замечена в направлении к району Новая Татарская Слобода. Почуяв неладное милиция перегородила улицы автобусами. Не помогло - автобусы были сметены, милиция затоптана, а озверевшая толпа разлилась по улицам зловещим цунами, поглощая все живое на своем пути. Были погибшие (например, отморозки до смерти забили 74-летнего ветерана войны), куда больше было раненых и покалеченных, впрочем их стон не мог пробиться сквозь патриотичный шелест березовой листвы в отечественные радиоприемники. Хотя нет, одна радиостанция все-таки оказалась менее молчаливой - это был Голос Америки, который используя сей случай в анти-советских пропагандистских целях начал трубить во все трубы шокирующие сводки с боевых действий в Казани. Советской власти поплохело - раз знамя банды стали использовать империалисты для антисоветской пропаганды, стало быть банда то... антисоветская. Драки и грабежи прохожих «руководящая и направляющая сила всех трудящихся мира» КПСС еще могла простить, но антисоветчину никогда. Для расследования произошедшего в Казани, была спешно сформирована специальная следственная бригада, которая отправилась в Казань.

Впрочем, и тогда милиция толком не смогла разгромить своих детей — в 78 году в рамках этого дела пару человек расстреляли, нескольких приговорили к пожизненному, нескольких к другим срокам заключения - всего 30 человек, но 95% членов группы остались на свободе и, очень быстро перегруппировавшись, создали куда более мощную структуру — «Хади Такташ». Чтобы иметь представление о могуществе этих хулиганов, следует отметить, что фразу «Хади Такташ — весь город будет наш» можно было встретить на стенах и в подъездах даже чаще, чем слово «хуй». Именно они в 90-е станут главной причиной не знавшего аналогов расцвета бандитизма. И все это уходит своими корнями в период расцвета социализма — в 60-е годы. По данным социологической лаборатории Казанского университета за 1988 год, в городе орудовало 96 группировок, объединяющих каждого пятого несовершеннолетнего. Разгромили! Да так, что к середине 80-х гопоте стало мало одной Казани. Заручившись поддержкой Набережночелнинских, Чебоксарских и йошкар-олинских собратьев пацаны начали гонять на выезды в Москву. В советское время железнодорожные билеты были недорогие, парни надевали на себя самую плохую одежду, чтобы вернуться назад уже в модных фирменных шмотках, которые они снимут с московских мажоров.

Вот как это описывал некий столичный Саша Фашист:

«Мне не повезло я живу рядом с тремя вокзалами. В течении нескольких лет район был оккупирован сначала люберцами, затем казанскими. Любера оккупировали Новорязанскую, Курский, Казанский вокзалы, круглосуточную пельменную на Лубянке. Появлялись в Сокольниках и на Парке культуры, затем они ушли в криминал, оставшихся лохов потеснили Казань и прочая мордва. Они заняли все вокзалы, оккупировали общежитие Бабаевской фабрики на верхней Красносельской, Новорязанскую улицу. На Новорязанской улице оставляли на ночь троллейбусы, там ночевал всякий сброд, сначала любера, затем Казань. Оказаться ночью между троллейбусами и глухими стенами Новорязанской было смертельно опасно, один раз там серьёзно попал. Получил белочкой под дых и мне порезали нос, чудом убежал.

У меня друзья жили на Верхней Красносельской, так вот пока идешь по Краске, встречаешься с тремя четырьмя бригадами, если любера качались и ходили группами около 10 человек и доебывались в основном по неформальным причинам, то эти хоть и переняли стайл, широкие штаны и свитера заправленные в штаны, были обсосы. Но у них был упор на холодное оружие, мы носили с собой отвертки, остальное отбирали менты, и на Красносельской во дворах были схроны с ножами, на случай стычек, которые возникали порой по несколько раз в день.»

Ему вторит один из бывших участников Такташа:

"Я ездил в 88-м году, там были с технаря пацаны, я уже с Хади Такташа ушел. Там Зоргевский был Яшка, покойный уже, с Квартала были пацаны, это мы так солянкой, нас трое-четверо поехало. Приехали в Москву, в то время кафе «Метелица» на Арбате было, сейчас это фешенебельное заведение, тогда это кафешка обычная была, казанские там собирались. Собрались, посидели: «Айда пошли гулять туда», я помню люберов искали все, отпиздить их хотели потому что по тем временам они Москву на уши ставили. Ну как так, мы казанские вроде, а тут какие-то люберцы, давай на них посмотрим что за люберцы такие. Нашли, подрались, погнали их, а потом нас милиция погнала, а потом в той же «Метелице» встретились. Был такой момент. В основном искали подростков более менее хорошо одетых, заводили куда-нибудь во двор, отнимали, раздевали. Весь интерес был отнять одежду, деньги, погулять и обратно в Казань уехать."

Люберцы же, вопреки устоявшемуся мнению о том, что появились в 80-х, появились гораздо раньше. Невзирая на схожий изначальный путь, люберцы являли собой другую эволюционную ветвь преступного мира, за счет чего и прославились. Я вам даже назову точное место появления первого в СССР любера: г. Люберцы, ул. Мира 7А. Именно там в 1968 году открылась первая в СССР качалочка, которая называлась «Атлетический центр». В этой «качалке», в отличие от большинства советских секций, не навязывали травмоопасную тяжёлую атлетику, а давали возможность заниматься развитием мускулатуры. Правда, западный термин «бодибилдинг» предусмотрительно заменили на «культуризм», намекая на культ тела древней Греции. Очень скоро окрестная гопота прослышала о том, что есть чудо-место, в котором при помощи нехитрых упражнений можно придать своему телу устрашительный вид, что имело не последнее значение в деморализации соперника во время уличных стрелок. Так «Атлетический центр» молниеносно стал блат-хатой всех окрестных гопарей, что и привело к эволюции криминального мира СССР в целом. Если во всех городах (включая Казань) районы были поделены между хулиганствующими группировками, нещадно воюющими друг с другом не столько за барыш, сколько от нехуй делать, то в «Атлетическом центре» тусовалась вся люберецкая гопота, там они и перезнакомились, что привело к первой в СССР общегородской группировке хулиганов в 70-х.

Таким образом, перезнакомившись на ниве спорта, люберецкие гопники перестали делить территорию и устраивать групповые драки. Всё это способствовало возникновению общей сущности — «люберецкие». Пока остальные чинили разборки между районами, в Люберцах формировалась цельная группировка, контролирующая весь город, и это единство в кратчайшие сроки сделало люберецких наиболее значимой силой в мире уличного криминала. Напомню, на дворе были 60-е и 70-е годы. Не 90-е, нет, 60-е, не перепутайте. Очень скоро эту мощь отметила и милиция, которая по достоинству оценила в люберцах такую положительную для власти черту: тупые, безыдейные, т.е. легко подверженые квасному патриотизму. Да, хулиганят иногда, но для власти опасности не представляют — наоборот, могут приносить пользу. Так начался советский эксперимент по направлению молодежной агрессии в выгодное для государства русло. Во-первых, пусть лучше качаются, чем пьют, во-вторых, им похуй, кому бить ебло, так пусть бьют ебло врагам советского строя. Во всяком случае, бытует мнение, что эта первая качалочка в СССР не просто так появилась, и как она могла функционировать аж с 60-х годов, когда советской властью каралась такая деятельность — тоже загадка. Тот факт, что люберцы действительно работали в одной связке с милицией, эти подозрения лишь усиливает.

Как полноценную государственную машину насилия, люберов милиция начала использовать предположительно с начала 80-х годов, во всяком случае, первое достоверно известное сотрудничество люберов и милиции датируется двадцатым апреля 1982 года, когда менты использовали боевиков для разгона одного из первых в СССР схода... неонацистов.

«Мы приехали на Пушкинскую, — позднее вспоминал один из «люберецких». — Здесь к нам подошёл человек в штатском, как потом выяснилось, подполковник МВД, и сказал: «Сейчас здесь соберутся нацисты. Ребята, надо разогнать». Нас было человек семьдесят, ну около ста, не больше. Мы за углом встали. Вот как он сказал: «Скорая помощь пройдёт — можете начинать. Пожарка пройдёт — разбегайтесь».

Когда из-за угла выскочила толпа крепких парней в широких штанах, это произвело эффект шока. Нациков, а заодно и подвернувшихся под руку зевак, били жёстко и со знанием дела. Милиция, стоявшая поодаль, не вмешивалась: было необходимо, чтобы драчуны «наработали» на состав правонарушения. Когда же к площади подъехала пожарная машина, никто из дерущихся её не заметил, все были слишком увлечены процессом. Поэтому когда начались задержания, то в милицию попали не только фашисты, но и их экзекуторы. Другое дело, что вскоре их отпустили, а вот побитых — нет.

«Ну, когда «Скорая помощь» прошла — началось. А пожарку никто уже не видел и не слышал. Кто-то закричал: «Всё, машина прошла, расходимся». Какое там «расходимся»! Дрались, пока менты всю драку не оцепили и в автобус не стали всех кидать. А одному из наших сказали: «Так, ты стой у автобуса, своих отбирай».

Спустя два дня в «Комсомольской правде» вышла статья о том, как трудящаяся молодёжь не допустила безобразий в центре Москвы. И хотя о том, что «трудящиеся» прибыли из Люберцов, нигде не было сказано, 20 апреля 1982 года стало днём рождения неформального молодёжного движения — «люберов». Хотя старожилы движения уверяют, что на выезды гоняли на протяжении всех 70-х годов.

К приходу в наш мир люберов советская пресса готовила население заранее. Годом ранее в той же «Правде» было опубликовано до тошноты пафосное и до мерзости заказушное письмо от простой люберецкой молодежи, которая возмущалась тем, куда мы катимся, и высказывала свое презрительное «нет» подражающим западу неформалам.

Таким образом, люберцы, полностью прикормленные властью и ментами, после краха СССР остались выброшенными на улицу и, привыкшие к полной безнаказанности, почти сразу стали главным толчком формирования столичных бандформирований. На этот раз уже не уличных, а самых что ни на есть настоящих. Таким образом, Советская власть поспособствовала формированию криминалитета не только путем замалчивания проблемы, но и своей непосредственной поддержкой и раскармливанием.

Нечто подобное можно сказать практически про любую популярную ОПГ 90-х. Корни их зарождения зарыты гораздо глубже, чем в 80-х. Возьмем к примеру культовую Бауманскую ОПГ, которая официально образовалась, якобы в 1988 году. Ничего подобного - в 88 она просто вышла на свет, т.к. на свет вышли и цеховики. До этого рэкет постепенно развивался начиная с 60-х годов, просто, поскольку частный капитал был под запретом, обложенные данью не могли жаловаться, а лишь горестно расставались со своими денюжками. Понятное дело такие преступные акты ни в каких сводках не находили своего отражения. Вот что об этом писал знаменитый журналист, автор многих книг о криминале Федор Раззаков:

"В начале 70-х вся злачная жизнь главного города страны концентрировалась в центре, и для того чтобы контролировать эту часть мегаполиса, хватало сил одной группировки. Этой группировкой была «бауманская», и создавалась она еще в 60-х под патронажем воров в законе (совместно с бригадами из Днепропетровска, Тбилиси и Киева «бауманцы» контролировали и окраины, в частности аэропорт «Внуково»). Сам я родился и вырос именно в Бауманском районе и хорошо помню разговоры старших пацанов о том, «как бауманские начистили рыло тем-то, кинули ментов там-то».

Большим подспорьем в деятельности этой группировки было то, что именно в Бауманском районе (на Большой Почтовой улице) в 60-е годы воздвигли дома для многодетных семей. Когда через несколько лет эти дети подросли, многие из них встали под знамена бауманских, сразу увеличив численность группировки в разы. Если учитывать, что почти все эти ребята были записаны в секции борьбы или бокса (я сам около года ходил на классическую борьбу в церквушку недалеко от метро «Бауманская»), то можно себе представить, какая серьезная сила была у бауманских. Кстати, и знаменитая банда Геннадия Карькова (родился в 1930 году) по прозвищу Монгол имела свою штаб-квартиру именно на Большой Почтовой улице.

Банда Монгола появилась на свет в 1969 году, после того как Карьков, отсидев три года на зоне за кражу, приехал за лучшей долей в Москву (сам он был уроженцем Калужской области). Здесь он быстро сколотил себе банду из двадцати с лишним человек, костяк которой состоял из матерых рецидивистов. К примеру, один из бандитов, по прозвищу Косой, имел за плечами восемь (!) судимостей, другой – Сиська – пять, Муха – четыре, Жора, Галка, Миха – по три. Банда Монгола стала первым бандформированием, кто взял на во-оружение теорию Черкаса – то есть промышляла элементарным рэкетом, причем в жертвах у них ходили те, у кого рыльце было в пушку: цеховики, наркоторговцы, скупщики-барыги, жулики-бармены, валютчики и т. д."

Таким образом стадия формирования и деятельности молодёжных криминальных группировок охватывает период 1986-1991 годов. Всё, что было до этого, называлась "шпана", всё что будет после этого периода, станет называться "бандиты". В этом и кроется вся разница.

К середине 80-х стало понятно, что Коммунистическая идея в СССР сдохла. Партия провозглашала обветшалые, всем надоевшие лозунги 50-х годов. Властью поддерживался стереотип поведения "Девчат" и "Весны на заречной улице". Гражданину предлагалось честно потрудиться на лесосеке или у мартена и сдохнуть честным человеком в почетной бедности. Пропал Идеал, ради которого можно бы было терпеть невзгоды. 70 лет коммунисты предлагали "потерпеть ради Светлого Будущего", а Светлое Будущее никак не наступало. Благосостояние советских граждан год от года не улучшалось, а Идеал странным образом отдалялся. Терпеть и ожидать становилось нечего и не для чего.

До идеи капиталистического "успеха" и потреблядства они ещё не дошли ввиду отсутствия в обществе самих таких идей и потому - безыдейные - были обречены на смерть или на перерождение в более высокоорганизованную и идейно подготовленную структуру - бандитов.
Старческий маразм - это когда человеку не только есть что сказать по любому вопросу, но к тому же он обязательно сообщит свое мнение собеседнику, даже если это придется сделать с применением силы!
Мослитр
Медаль
Москва
1 день назад
Звериный оскал социализма

По многочисленным просьбам трудящихся продолжаю выкладывать интереснейшее исследование криминала в СССР, сделанное талантливым блогером Павлом Гладковым, он же hueviebin1.

Сколь велик был СССР, столь значителен был и культурно-ментальный разрыв между людьми, населяющими его разные концы. Пока в Москве и Ленинграде выпускники хваленых советских вузов грезили космическими полетами на край вселенной; пока столичная интеллигенция была озабочена поиском ответов на философские вопросы о смысле жизни, пролетарская молодежь была озабочена более жизненными вопросами: каким районом обозначить свою принадлежность, чтобы не получить от ночных хулиганов перо в бок?

Массовые побоища, зачастую превышающие тысячу человек; ожесточенные драки с милицией и погромы; культ лагерно-воровской культуры — далеко не полный перечень язв, нещадно изъедающих рабочие городки Советского Союза. Курган, Кемерово, Челябинск, Улан-Удэ, Магнитогорск, Челябинск, Казань, Новороссийск, Донбасс, Люберцы едва ли можно назвать регионами, в быт 50-70-х годов которых нашлось бы много желающих перенестись при создании машины времени. Откуда был самый известный киллер 90-х Александр Солоник? С Кургана? И отчего я этому не удивлен? Советская власть собственноручно взрастила сия уродливое дитя — она не оставила ему ни единого шанса вырасти иным. Она покрывала, закрывала глаза, потворствовала, иногда откровенно способствовала. Ведь всем известно, что в СССР ВСЕ БЫЛО ХОРОШО!

А поскольку в СССР все было хорошо, то и никакой работы с трудной пролетарской молодежью вести не было надобности. Это при том, что в таких краях в 50-70-е годы к трудным относился, без преувеличения, каждый второй подросток.

Подготовка социальных работников и педагогов, специализирующихся на работе с трудными подростками? Оздоровление условий их семейного и общественного воспитания? Профессионализация работников специальных правоохранительных структур? Усиление роли медико-психологической поддержки и коррекции отклоняющегося поведения подростков? Реабилитация несовершеннолетних с различными формами социальной и психологической дезадаптации? Строгое разграничение воспитательной и профилактической компетенции между государственными социальными службами и правоохранительными органами?

Зачем все это, если в СССР все было хорошо, а преступности не было как социального явления? А в тех «редких» случаях, когда, все же было плохо, у советской власти имелась своя методология профилактики детской озлобленности: подвал и ледяная струя из шланга. Во всяком случае, именно так воспитывали в СССР детдомовцев. Впервые про этот метод я узнал в прошлом году, когда не менее увлеченно интересовался аналогичной историей в Германии. А если точнее — реваншистскими настроениями ультраправых после объединения двух Германий. Следует ли удивляться тому, что молодежь из части Германии, оккупированной СССР, была в разы злее и агрессивнее своих сверстников из западной части? Когда я читал биографию одного из самых известных нацистских убийц Германии 90-х, я обратил внимание на такой момент: он рос на оккупированной СССР территории без родителей — детдомовец. В детском доме из-за малейшей провинности его на ночь запирали в темный подвал, в котором периодически поливали ледяной водой из шланга. Странно, чего это он таким озлобленным на весь мир вырос, и еще страннее — почему это в западной Германии таких детдомовцев не было? Может быть, причина в различиях воспитательного метода у коммунистов и либералов? Да нет, чушь какая!

А спустя буквально месяц у Дудя вышло интервью с Бардашом, которое сугубо для меня было несколько ценно, т.к. Бардаш, во-первых, патентованный гопарь, редкий кадр, дошедший до наших дней практически без эволюционных изменений, во-вторых, детдомовец, и наконец в третьих, выходец из одного из самых криминальных регионов СССР — с Донбасса. И каково же было мое удивление, когда, рассказывая о своей бытности в детдоме, Бардаш слово в слово повторил биографию того немецкого нациста: так же в подвал на ночь, так же шланги с ледяной водой и т.д. И подобное совпадение очень явственно говорит о том, что данный акт экзекуции в СССР был скорее системой, чем исключением. Такой вот, блять, Макаренко. Совок — он везде совок, будь то Германия или Россия. Детский дом и сегодня не самое из приятных заведений, но в те годы это было воплощение самых жутких ночных кошмаров, которые только можно было представить. Ребенок, переживший советский детский дом, не боялся, что к нему ночью придет Фредди Крюгер. Советские воспитатели в детских домах — вот что было страшно; вот про кого этим холеным америкашкам следовало снимать фильмы, чтоб пугать своих холеных же детишек.

В Советское время беспризорность носила характер настоящей пандемии, и именно советский детский дом был одним из основных поставщиков кадров для уличных банд — специфическая методология воспитания способствовала.

Вот как свое счастливое детство в советском детском доме вспоминает нынешний уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев:

"Внутренняя социальная структура таких учреждений — конечно, не всех — строилась по модели отношений преступного мира и в соответствии с «зоновскими» правилами поведения. Вопросы дисциплины в детском доме отдавались на откуп взрослым ребятам, что поддерживало дедовщину и насилие старших над младшими. Были и такие случаи, когда воспитатели избивали детей, считали это правильным и необходимым воспитательным моментом.

Приведу примеры из своего детства. В дошкольном детском доме с детьми от 3 до 7 лет за любую провинность воспитанников клали на перекладину кровати и били палкой. Голыми ставили в угол на соль или гречку. Наказывали едой. Кололи руки иглой тем детям, у которых номера на одеялах отрывались. Как на зоне, у меня был номер 73, а у моего брата-близнеца — 89. Номера очень часто отрывались. Поэтому упомянутые экзекуции мы испытывали на себе не раз.

Но самый бесчеловечный «воспитательный» прием был другим, он назывался «профилактическим мероприятием» для тех, кто плохо себя вел. Выбирался ребенок, которого заставляли мазать лица других детей отходами человеческой жизнедеятельности.

Перед приездом какой-либо комиссии нас раздевали догола, осматривали на предмет синяков, чтоб мы — не дай Бог! — не сказали, что это вызвано действиями воспитателей. Когда ребенок не знает других методов воспитания, и у него нет опыта отношений любви и добра, он считает, что так и устроен мир, что это норма поведения взрослых людей. Мы, дети, привыкли к насилию со стороны взрослых, считая, что так и должно быть. И эта подмена, происходящая в сломанном сознании ребенка, — самая страшная, которую во взрослой жизни очень сложно исправить."

Ну что тут можно сказать, кроме как «спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»? Кто-то может усомниться в правдоподобности экзекуций вроде обмазывания фекалиями, но это будет говорить лишь о его грубой недооценке воспитательной советской школы. На деле же, если вникать в архивные данные, то читатель к своему ужасу может обнаружить, что данный метод — один из наиболее безобидных из практикующихся в те времена в тех местах. Кто-кто, а садисты советских воспитательных учреждений знали толк в извращениях, а потому пытки физические весьма изощренно чередовали с пытками психологическими.

По сути, советский детский дом являл собой узаконенную пыточную, где дети воспитывались в атмосфере исключительно садистически-извращенческой жестокости. Особенно зловещей эта история выглядит в свете того, что беспризорность в СССР носила характер национальной катастрофы: после гражданской войны — это 6 млн. чел; после Второй мировой за 1947–1948 годы через приёмники-распределители прошло около полумиллиона детей и подростков. И это лишь РСФСР. В 1950 году в детдомах находилось 637 тысяч детей. Очковтирательская советская система прославляла педагогику Макаренко, однако это было не более чем типичное потрясывание пиписькой перед Западом — педагогика Макаренко ограничивалась лишь красивыми строками в заумных книжках. В реальности же малограмотное население СССР на пару с ответственными органами срал на этого Макаренко дуэтом с обильностью пациентов кишечно-инфекционного отделения Боткинской больницы. В СССР сложилась такая система воспитания, что живые дети, имевшие несчастье оказаться в детдоме, завидовали мертвым. Известен даже один примечательный инцидент, когда в начале 1949 года охрана задержала у Кремля троих детей, которые бежали из подмосковного детдома «просить защиты у товарища Сталина». Они жаловались на то, что воспитатели в качестве наказания избивают их, морят голодом, сажают в карцер, обливают ледяной водой, привязывают к кроватям и даже насилуют. Ох уж этот Макаренко-затейник!

Обо всём этом власти были осведомлены, регулярно получая с мест жалобы и проводят проверки. И, конечно же, пытались бороться. И, конечно же, совершенно неэффективно. В 1959 году слухи об ужасах быта в детских домах дошли аж до Ворошилова, после чего по стране прокатилась инициированная им серия проверок детских домов. Результаты их оказались настолько шокирующими, что итоговым докладам был присвоен гриф «Секретно».

ЦК ВЛКСМ вместе с Министерством просвещения РСФСР провели проверку работы детских домов в Якутской Республике, — сообщал секретарь ЦК комсомола Сергей Павлов. — В Хаптагайском санаторном детдоме воспитывалось 58 детей с ослабленным здоровьем. Детдом находится в антисанитарном состоянии. Одежда детей рваная, грязная. Тела покрыты ранками, коркой грязи, ибо длительное время дети не мылись в бане. Воспитатели Дегтярёв, Протодьяконова, Аникина-Суханова, фельдшер Неустроева зверски обращались с воспитанниками, били детей за отказ принести дрова в квартиры воспитателей, подмести пол; ударяли детей головой об стену, выворачивали руки, поднимали за уши, били палками, поленом и ремнями. Покровская вызывала к себе в комнату воспитанниц и, схватив за голову, ударяла об стену, а зимой в 50–60-градусный мороз без рукавиц и головного убора выгоняла на улицу. Всё это делалось с ведома директора детского дома т. Егорова, кстати сказать, награждённого значком «Отличник народного просвещения.

Но это было ещё не всё. Как сообщал Павлов, председателем детского совета воспитатели назначили 18-летнего парня, которому в качестве «смотрящего» позволили делать, что вздумается. Он тут же начал открыто курить, пить, а женское отделение превратил в свой гарем. Впоследствии судмедэкспертиза выявила факт изнасилования 12 девочек, в том числе двух 10-летних. Пикантнее всего то, что до комиссии из Москвы детдом 12 раз проверяли местные чиновники, но никаких нарушений не нашли.

Похожую картину происходящего в детдомах Удмуртской АССР описывал в своём сообщении в Бюро ЦК и секретарь ВЛКСМ Владимир Семичастный:

"Детдома переуплотнены, большинство размещено в неприспособленных помещениях. Областновский детский дом размещён в деревянных барачного типа зданиях, в которых раньше был лагерь для военнопленных. Очень плохо организовано питание детей. Только в 1958 году недодано несколько десятков тонн масла, мяса, рыбы, фруктов, овощей. Так, 110 воспитанников Большеучинского детского дома более 6 месяцев не получали сливочного масла. К работе воспитателями привлекаются случайные люди. В Николо-Сюгинском детском доме работает воспитателем Павлов, в прошлом отбывший наказание за покушение на убийство. Воспитательная работа запущена. В некоторых детдомах, особенно тех, которые расположены в зданиях бывшей этапной тюрьмы и лагеря для военнопленных, широкое распространение получила игра «Татьяна пьяна…».

Если вы начнете рыться в архивных докладах и записках по данному вопросу, то почти в каждом деле будете натыкаться на сексуальное насилие — и речь не только о девочках. Полная бесправность беспризорников в стране с самыми счастливыми детьми в мире привела к тому, что в советские детские дома массово ломанулись обучать детей своему видению заветов Ильича извращенцы и педофилы (которых в СССР, как вы знаете, не было) на любой, даже самый изощренный вкус и цвет. Так дети в полной мере узнавали про знаменитую лампочку Ильича, правда не без некоторых оговорок: немного не ту лампочку, и немного не того Ильича, да еще и выглядывающую почему-то из семейных трусов заботливого воспитателя. Полагаю, что сегодняшние батюшки - это дети тех самых воспитателей. Отсюда, к слову, и садизм — весьма распространенный спутник половых перверсий. Каждый, кто испытывал потребность в легализации удовлетворения своих садистических и сексуальных наклонностей, знал, куда ему идти! В воспитатели детского дома! Благо, ввиду острого дефицита кадров (все же были инженерами, блядь, ракеты строили и заводы - Америку догоняли!) туда брали всех подряд. Детские дома стали обителью проходимцев всех мастей еще и по причине простоты их обворовывания — в этой сфере коррупция носила просто шокирующие масштабы и формы. Вся еда воровалась, а дети находились на грани истощения. Как вы помните, в СССР было проблемно с коммерческими преступлениями, но где наша не пропадала? Поэтому местным руководителям воспитатели детских домов давали взятки прямо украденной у детей едой:

В Томской области в январе с. г. привлечен к уголовной ответственности директор Зырянского детдома Игнатов и другие, всего 4 человека. Преступники расхищали мануфактуру, обувь, носильные вещи, постельные принадлежности, которые списывали, как изношенные. Всего ими похищено государственных средств на сумму 148 тысяч рублей. Врачебная комиссия установила, что питание детей в этом детском доме было организовано плохо, вследствие чего оказалось истощенных детей 31 человек. Следствием установлено, что Зырянский детский дом в июле 1950 года проверялся заведующим сектором Томского Обл.ОНО — Юнак, который никаких злоупотреблений не вскрыл, так как в момент ревизии получил от Игнатова взятку: 80 килограммов продуктов (сахар, мед, крупу, муку), носильные вещи и комплект постельного белья.

Таким образом, советский детский дом являл собой ни что иное, как узаконенные концлагеря для детей, при покидании которых у ребенка был только один путь, и вы уже догадались, какой. В Ленинграде и Москве этих детей, как правило, не было, их по вступлению во взрослую жизнь отправляли с глаз долой для работ во все эти Магнитогорски с Горловками. И не только их. В тех же 50-х эти повзрослевшие дети встретились с другими повзрослевшими детьми, образовав с ними неплохой симбиоз...

На фото: принудительный тяжелый физический труд сирот на восстановлении Ленинграда. 1945 год. "Спасибо товарищу Сталину за..."

Они встречались с детьми рабочих-переселенцев на строительстве светлого социалистического будущего... Эти два фактора и были бомбой замедленного действия...

Изменение политической обстановки и прежде всего прекращение массовых репрессий с сокращением объемов принудительного труда, на чем, по существу, держалась советская экономика, создали огромную прореху в трудовом балансе страны, истощенной к тому же многомиллионными военными потерями. Как выйти из этого положения? Думали, думали и придумали: нужно по комсомольским путевкам набрать молодую рабочую силу и направить ее на целину и индустриальные стройки промышленных регионов, добавив к ним строительные батальоны Советской армии и лиц, мобилизованных через военкоматы для работы в промышленности.

Уже в таком наборе крылась большая опасность, ведь напряженность социоконфликтной ситуации определялась, прежде всего, массовыми миграционными потоками молодежи, вырванной из привычной среды обитания и вышедшей из-под обычного контроля семьи и локальных обществ. Там они встречались с описанными выше сиротами, из которых советская власть своими "Макаренковскими" методами взростила сущих маньяков, местными урками, и начиналось все то, что было описано в прошлой части. Именно таким образом сформировался описанный в прошлой части «Казанский феномен», по жестокости и отмороженности не знавший на тот момент аналогов.

При этом все, что получили переселенцы в замен за труд, — отсутствие элементарных удобств, а зачастую даже крыши над головой, нормальных условий труда, низкую, почти никакую заработную плату и, наконец, пустое, ничем не занятое свободное время. Еще раз: СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ. Там не было никакого досуга, да и в библиотеки эти люди не ходили... Телевизоров с компьютерами еще не существовало (вернее телики были, но массово стали появляться только в 70-х), а контент публикуемые в газетах годился разве что на подтирание жопы. Чем им заниматься в это самое свободное время, догадаетесь? Глубокая неудовлетворенность находила выход и во внутренних конфликтах, сильно разлагающих группы, и в межгрупповых столкновениях, когда выплескивалась накопившаяся агрессивность. В качестве наглядной кульминации «мудрых» решений страны победивших советов явились события в Темиртау в 1959 году.

Туда на строительство Карагандинского металлургического завода из разных республик СССР прибыли тысячи единиц молодежи в возрасте 18-20 лет. Но и здесь не было ни достаточного числа палаток, ни элементарных удобств, не было не только белья, рабочей одежды, но и питьевой воды; отвратительно работала столовая; негде было помыться и постирать. И вдобавок, опять-таки, не был подготовлен фронт работ для такого количества рабочих рук, рабочие вынужденно бездельничали, а зарплата в результате оказывалась значительно ниже прожиточного минимума. А еще в Темиртау прибыла значительная часть бывших сирот и заключенных... Как вам такая взрывоопасная смесь? Уже очень скоро это все вылилось в знаменитое многодневное побоище с кучей трупов и привлечением армии. Печальный быт удачно накладывался на печальное прошлое многих переселенцев, что неминуемо создавало крупнейшие очаги криминалитета. И этот быт был слишком уж незамысловат.

В этой убогой палатке ему предстояло жить и зимой, и летом. Говорят, зимой такие поселенцы дохли, как мухи, от холода. Кстати, обратите внимание на обувь Виктора. Да-да, он в лаптях. В одной из прошлых статей на советскую тему мы уже разбирали пикантный момент, которого в СССР также не было: вплоть до 50-х (и местами 60-х) в обиходе продолжали оставаться лапти. Посмотрите на эту фотографию еще раз. Кто-то удивлен, что такие города были беспросветной криминальной ямой? Кстати, милиция жила в аналогичных условиях, но об этом ниже. А если вам интересна дальнейшая судьба этого рабочего, то я вас расстрою - она была недолгой, как жизнь беспристрастного суда в России: в 1938 году Виктора расстреляли обвинив... в шпионаже. Видимо, прямиком в Берлин бегал в лаптях из Магнитогорска, выкладывать лично фюреру великие тайны... эээ... интересно, какие тайны мог выложить мужик в лаптях? В общем, додумайте уж сами.

В таких условиях полной изоляции от внешнего мира люди пропитывались атмосферой ненависти и уголовных понятий, заводили детей, которые впитывали все это, подобно губкам, а потом разъезжались по всей стране, даруя миру новую правду — новую веру! Именно они и есть те корни 50-70-х годов, которые зайдутся лихими плодами в 80-е и 90-е. В СССР все было просто прекрасно в городах-витринах типа Ленинграда и Москвы, в целом относительно нормально было и в промышленных центрах вроде Донецка с Луганском, но вот то, что было по окраинам, не поддавалось никакому осмыслению. Во всяком случае, если смотреть из дня сегодняшнего. В промышленных центрах милиции удавалось поддерживать относительное спокойствие — во-первых, в центрах селили тех, кто получше (инженеров, например), во-вторых, у милиции был негласный договор с гопотой, который мы в прошлый раз рассматривали на примере дележки территории в Магнитогорске. А вот мелкие города были полностью под контролем банд.

В долгосрочной перспективе наиболее депрессивными в этом плане стали мелкие города Донецкой и, в особенности, Луганской области. Странным образом это все те города, о которых все мы наслышаны в связи с российско-украинским военным конфликтом наших дней: Макеевка, Иловайск, Горловка, Славянск, Ясиноватая и тд. Именно в этих городах, согласно статистике, вплоть до войны 2014 года сохранялся самый низкий уровень жизни населения, и именно они из всех славянских регионов бывшего СССР были лидерами по количеству преступлений, убийств, потреблению алкоголя и наркотиков. Если всякие Кемерово и Курганы хоть как-то смогли подтянуться к цивилизации за счет роста цен на нефть, то эти города были в составе Украины, у которой нефти нет, а стало быть, их судьба была предначертана. Эти города получили наибольший урон от отрицательной селекции. Практически каждый, кто что-то умел, мог и хотел, уехал — кто в Донецк, кто в Киев, кто в Ростов, кто в Москву, кто еще куда. Остались преимущественно те, с кем после наступления сумерек лучше не встречаться — именно они до 2014 года обеспечивали этим городам железное первое место в рейтинге самых криминальных дыр. Так что мало удивительного в том, что там с такой легкостью удалось разжечь войну, и тем более нет ничего удивительного в том, что именно в этих городах формы беспредела во время войны приняли наиболее жесткие формы. Абсолютное большинство историй про сажания на подвал, отжим имущества (и даже расстрелы целых зажиточных семей, которые, пусть и не часто, но имели место во время военных действий), массовый выпил полевых командиров хуй пойми кем (в т.ч. и в ходе передела сфер влияния) — это все вот эти городки. Не Донецк, а вот они самые.

Корни всего этого лежат все в той же Сталинской эпохе, все в том же заселение хуй пойми кем и попустительстве беспредела в советские времена. Но, что интересно — как бы жутко там не было в постсоветский период, в советские времена там было еще хуже.

Еще при Сталине в той же Макеевке было столь невыносимо существовать, что верхушка города слала в Кремль слезные телеграммы — это, к слову, нонсенс. Как мы видели на описанном в прошлой части примере Магнитогорска и Казани, обычно партийное руководство все тщательно скрывало, дабы не лишиться хлебного местечка. А о разгуле криминалитета в Кремле узнавали либо случайно, либо из «Голоса Америки», как это было с Казанью. А здесь прямо сами катают депешу, дескать, не способны справиться — значит все совсем уж хуево. В итоге первый секретарь ЦК ВЛКСМ А.Н. Шелепин самолично добился приезда в Макеевку авторитетной комиссии из Москвы — нонсенс по тем временам. Правда, заботился он не столько о жителях города, сколько о комсомольских работниках, которые становились жертвами преступлений с удивительной частотой. О результатах работы комиссии заместитель начальника Главного управления милиции Овчинников 2 февраля 1953 года доложил в ЦК КПСС.

Обратите внимание на то, что это еще при жизни хваленного Сталина, ни о каком вырождении совка еще даже не приходится говорить. Также в докладе говорится о поглотившей весь город масштабной коррупции, которой, как вы помните, при Сталине также не существовало.

"Данные о наличии большой преступности в Макеевке полностью соответствуют действительности. Преступность в Макеевке хотя и уменьшилась в 1952 году, но продолжает оставаться исключительно большой. За 11 месяцев 1951 года было зарегистрировано 873 преступления, за тот же период 1952 года — 698 (меньше на 175 преступлений). Преступления раскрывались милицией плохо.

Органы милиции гор. Макеевки работают много, но самотеком, аппарат их организован исключительно плохо. Милиция лишь регистрировала совершаемые преступления и очень плохо их раскрывала. Оперативной работы по выявлению рецидивистов-преступников, которые играют организаторскую роль во всей преступности, или хотя бы какого-то подобия правильной системы работы, на базе которой должно обеспечиваться предупреждение преступлений, не велось. Начальники отделений милиции лично сами слабо помогали оперативным работникам в разработке мероприятий по своевременному разоблачению преступников... Личный состав милиции как следует не воспитывался и не контролировался. В течение 11 месяцев 1952 года работниками милиции было допущено 63 серьезных аморальных проступках.

На стройках, в ОРСах предприятий, в торговых, снабженческо-сбытовых и заготовительных организациях имеют место крупные хищения и растраты, между тем за 11 месяцев 1952 года по ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР милицией было возбуждено всего лишь 11 дел на 28 человек. Она не выявляла и не предупреждала хищений и растрат, а только фиксировала их, когда они являлись ведомственными ревизионными органами...

Недопустимо плохо осуществлялся административный надзор за исполнением обязательных решений Исполкомов Советов депутатов трудящихся... Большинство работников милиции, в том числе и начальники отделений, не знали административных законов. В этом деле, особенно в части надзора за поддержанием общественного порядка, благоустройства и санитарии, милиция проявляла прямое бездействие власти."

Список выявленных недостатков в докладе был огромен, но комиссия Главного управления милиции объясняла, что высокий уровень преступности объясняется и объективными причинами:

"Считаю необходимым доложить особо, что обстановка для работы милиции в Макеевке тяжелая. Город с его поселками разбросан на территории свыше 490 кв. км. В связи с большой промышленностью и строительством численность населения в городе быстро увеличивается и в настоящее время достигла более 405 тыс. человек. Местность не режимная, поэтому в город прибывает много уголовных преступников после отбытия наказания в тюрьмах и лагерях, в том числе бандитов, грабителей, рецидивистов-воров и других. Только за последние два с половиной года прибыло таких лиц свыше 6400 человек. Вокруг Макеевки образовалось множество самовольных построек, так называемых «Нахаловок», которые нередко служат убежищами для уголовного элемента и беглых преступников.

Штат милиции состоит из 407 человек, в городе 10 отделений милиции, транспорта у милиции только одна автомашина, аппарат работает постоянно с большим некомплектом, не хватает оперативных работников. На 20 декабря некомплект составляет 36 единиц, главным образом рядовых милиционеров. Милиция испытывает тяжелое положение с жильем. В настоящее время не имеет квартир 70 работников. Многие из них ютятся в землянках или нанимают комнаты и углы у частников, оплачивая за них по 100-200 рублей в месяц. Комплектование милиции грамотными людьми крайне затруднено... Значительная часть вновь принятых из числа демобилизованных солдат или завозимых из сельской местности вскоре же всяческими путями стремится уйти из милиции, мотивируя низкой заработной платой и необеспеченностью жильем. Текучесть кадров милиции беспрерывна. За 11 месяцев 1952 года принято было 75 человек, уволено 76. До 30 работников не соответствуют своему назначению и подлежат немедленной замене. При такой обстановке Макеевской милиции нужна радикальная помощь со стороны центра. Без этой помощи милиция и в дальнейшем может иметь в работе большие прорывы."

Обратите внимание на то, что Овчинников пишет про проблему с грамотными людьми - это не в переносном смысле. Как мы выяснили в серии статей про хваленное образование в СССР, немалый процент обитателей подобных мест умел читать и писать весьма условно, этим в т.ч. объясняется и указанное им незнание милицией самых базовых законов и нормативов. И все же главная причина высокой преступности и плохой работы милиции в Макеевке была той же, что и по всей стране. Овчинников писал:

"Вследствие слабой культурно-воспитательной работы среди молодых рабочих, особенно в «Макеевстрое» и «Ясиноватстрое», а также из-за недостатков в организации их труда и быта многие из них самовольно уходят с производства, а затем привлекаются к уголовной ответственности. Органы милиции Макеевки до крайности перегружены работой по розыску самовольно оставивших производство и нередко вынуждены бросать на это все свои силы, в ущерб работе по охране общественной безопасности и борьбе с преступностью. В течение 11 месяцев 1952 года сбежало с предприятий Макеевки 3079 человек, из них 1981 человек милицией было разыскано, но взамен их в декабре поступили материалы о розыске новых 369 человек. На 20 декабря 1952 года скопилось в розыске 897 человек, сбежавших с производства."

Вот оно — Светлое Сталинское Прошлое, которое разгребаем и по сей день. Одна полицейская машина на многотысячный криминальный анклав. Воистину впечатляет сталинское развитие, рывок и изобилие. Следует ли удивляться тому, что на протяжении всей своей истории СССР с таким развитием был европейским лидером по количеству убийств, идя в ногу с США и уступая лишь странам Африки и Латинской Америки?

Даже в самые благоприятные годы при Брежневе и Хрущеве уровень советской преступности был выше общемирового уровня и намного превосходил таковой в Европе, как Западной, так и Восточной. Советское общество оставалось одним из самых криминальных в мире на протяжении всей своей истории - СССР был среди лидеров по кражам, разбоям и убийствам. В этом легко убедиться, сравнив данные по разным видам преступлений. К сожалению, в разных государствах под словом «преступление» понимаются разные вещи. Уголовные кодексы, точность криминальной статистики также везде разные. Поэтому я сосредоточусь в этот раз на наиболее однозначном виде преступлений: на убийствах, хотя и здесь есть разночтения. За 70 лет развития Советского государства КПСС вывела новый сорт людей — «строителей коммунистического общества». Даже в лучшие годы СССР — 60-е и 70-е — «строители» умудрялись отправлять на тот свет по 26-30 тысяч человек в год других «строителей». Много это или мало, мы узнаем при сравнении со странами загнивающего капитализма. В США в 1970 году количество убийств составляло 7,9 чел. на 100000 населения. В РСФСР… сейчас посмотрим...

Ого, ровно столько же — 7,9 чел на 100000 населения. К сожалению, по остальным странам статистику по убийствам в то же время найти затруднительно, поэтому сдвинемся к 1976 году, в котором статистика приобрела более отчетливые формы. РСФСР — 8,9; США — 8,8; Финляндия — 3,3; Канада — 2,4; Австралия — 2,0; Австрия — 2,0; Япония — 1,8; Германия — 1,3; Франция — 0,9; Нидерланды — 0,8; Дания — 0,7; Норвегия — 0,7.

Как же это так получается? В Советской социалистической России убийств ровно столько же, сколько в Америке с ее звериным оскалом капитализма? И в разы больше, чем в любом из ее европейских сателлитов? Вопрос: а точно у капитализма оскал звериный, а не у социализма? Но для полноты картины надо дополнить этот пейзаж и таким социологическим компонентом: по логике вещей, при капитализме убийств должно быть действительно больше. Во-первых, при капитализме есть что делить, так что он является питательной средой для убийств на коммерческой почве (отстрел конкурентов, и т.д.) и формирования мафиозных структур со свойственным им крышеванием (а с ним и убийствами нежелающих платить) и т.д. и т.п. Именно этим в первую очередь обусловлен всплеск убийств в России в 90-е: появилось, что делить и за что убивать. А вот в СССР с этим были большие проблемы, именно поэтому, как мы выяснили в прошлой части, там было так широко распространено уличное хулиганство с гоп-стопом: отсутствие практического смысла в организованной преступности (когда по-крупному отнимать нечего и не у кого) способствовало широкому разгулу низового уличного криминала.

Таким образом, в стране, где нет частной собственности, и вся она сосредоточена в руках государства, по логике вещей, действительно уровень убийств должен быть ниже, чем в стране с частной собственностью — ведь автоматом вылетают формы высокоорганизованной преступности, сражающейся за большие капиталы. Но при этом СССР на протяжении ВСЕЙ своей истории по количеству убийств в разы опережал Европу и шел вровень с США. И это, дорогие друзья, надо очень постараться, чтоб силами одной бытовухи и уличного хулиганства переплюнуть страны, в которых помимо этого развиты еще и типично капиталистические виды преступлений, сопряженных с убийством.

Итак, в стране, не знавшей никаких бед и напастей, доминировало два вида убийств: во время уличного гоп-стопа (что мы разбирали в прошлой части) и по бытовухе. Как первый, так и второй практически всегда подпитываются состоянием алкогольного опьянения. Это находит свое отражение и на графике, опубликованном выше: вы можете заметить серьезный спад убийств в период 85-88 годов. Данная аномалия является прямым следствием введенного Горбачевым антиалкогольного «Сухого закона». Это невероятно, но, как видите, сработало.

Таким образом, получается, что в период правления ненавистного всеми совками Горбачева был наименьший уровень убийств за всю историю СССР. Ниже станет уже только в наши дни при... эмм... Владимире Владимировиче Путине По данным 2018 года количество убийств в России составило 5,8 чел. на 100000 населения. Это по-прежнему очень много, особенно если учесть, что общемировая преступность также в целом снизилась: в Японии — 0,3; в Австрии — 0,6; в Норвегии — 0,5 и т.д. По данным МВД за 2019 год в России произошло 7948 убийств, или же 5,4 на сто тыс. В США — 5,0. То есть по сей день Россия остается одной из самых криминальных стран мира, уступая только странам Африки, Латинской Америки, и... канувшему в вальхаллу СССР. Даже невзирая на дикий путинский феодализм, отсутствие судебной системы и прочие издержки, вероятность быть убитым в сегодняшней России почти в два раза меньше, чем в лучшее советское время (не считая Гобрачевского периода сухого закона). Это я уже не говорю о том, что сегодня в десятки (!) раз меньше вероятность погибнуть в железнодорожной, авиационной или судоходной катастрофе (о том, сколь часты были как такие, так и техногенные катастрофы на протяжении всего периода СССР, начиная Сталиным, кончая Горбачевым, мы говорили в серии статей о катастрофах, которых в СССР «не было»). Т.е. сколь мразотным вам бы не казался сегодняшний Путинский режим, даже он в десяток раз лучше, чем режим советской эпохи.

Однако не одни лишь сироты, узники ГУЛАГа, выпускники ПТУ, переселенцы и дети неквалифицированных рабочих формировали образ советской беспросветной криминальной мглы. Были люди, без помощи которых они едва ли постигли дзен уголовного мира. Это, во-первых, ветераны ВОВ, получившие бесценный боевой опыт и вернувшиеся к старухе-родине с разбитым корытом, а во-вторых, действующие солдаты регулярной армии, роль которых в вопросах криминализации СССР трудно переоценить. Особенно если учесть, что немалая часть солдат была выходцами из этих самых слоев населения. Недаром же в те годы ходила поговорка: «Ничем не занятый солдат — потенциальный преступник». Но об этом уже в четвертой части...
Старческий маразм - это когда человеку не только есть что сказать по любому вопросу, но к тому же он обязательно сообщит свое мнение собеседнику, даже если это придется сделать с применением силы!
AleksejR
Воронеж
9 дней назад
Песня в тему
жизнь-это движение (в землю)
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
У вас нет прав, чтобы писать на форуме.
Новое на форуме
Мотвэ отвечает в теме «А не забанить ли Деда?» сегодня в 01:22
MAGNETO отвечает в теме «Околорелигиозный флуд» вчера в 23:52
AZLK-M отвечает в теме «Suzuki-VanVan(RV50)» вчера в 22:34
маркус отвечает в теме «Трицикл, или лебедь рак да щука.» вчера в 21:50
Мотвэ отвечает в теме «Вопросы к Дедам (Флуд)» вчера в 21:35
Мотвэ отвечает в теме «Карбюратор Mikuni VM22 на 110 кубов» вчера в 20:51
дед отвечает в теме «Карпаты V50» вчера в 19:23
Мотвэ отвечает в теме « Мал клоп, да вонюч!» вчера в 19:02
Мотвэ отвечает в теме «Ретротехнологии» вчера в 19:01
Сzech отвечает в теме «Баборабство и аленизм (Флуд)» вчера в 16:49
bio-max отвечает в теме «Музей Мопедов в Витебске» вчера в 16:06
Сzech отвечает в теме «Мини трактор с металлолома.» вчера в 10:44
Сzech отвечает в теме «Вопросы к коллегам» вчера в 09:46
Харитон отвечает в теме «ЗИФ-77» 28 мая 2024
Pluto отвечает в теме «Зид Пилот 2Т» 27 мая 2024
Мотвэ отвечает в теме «Весенний фотоконкурс» 27 мая 2024
Лют отвечает в теме «Проблема с топливной системой.» 26 мая 2024
Мотвэ отвечает в теме «Полировка» 26 мая 2024
Дед отвечает в теме «Suzuki Street Magic.» 26 мая 2024
Мослитр отвечает в теме «Китайский 4хтактный мопед ZNEN zn50qt-e помогите завести» 25 мая 2024